Вирма. На авто по Поморскому берегу

Карелия. Автопутешествие вдоль берега Белого моря. Часть 1

Вирма – старинное поморское село в Карелии, расположенное в устье одноимённой реки на побережье Белого моря. Первые письменные источники о Вирме – это упоминание в Писцовых книгах «Обонежской Пятины» писца А. Лихачëва в 1563 году.

Фото и рассказ о путешествии по Поморскому берегу в село Вирма в этом моём отчёте.

Вирма. Карелия. Поморский берег Белого моря
Вирма. Карелия. Поморский берег Белого моря

Вирма. На авто из Санкт-Петербурга по карельскому Беломорью

Предисловие

Это первая часть моего отчёта о путешествии по маршруту Беломорск-Вирма-Сумский Посад-Колежма. Начало маршрута (Беломорск) я упоминаю условно. Т.е., это была промежуточная локация, так как мы возвращались из длительного автопутешествия с севера. А изначальной точкой нашего старта, конечно же, была Северная Столица. Отсюда, из Санкт-Петербурга, мы совершали очередное наше путешествие на Север.

Беломорское побережье Кольского полуострова нам уже было знакомо (Отчёты наших путешествиях по Северу можно посмотреть здесь: На авто по Русскому Северу), уже бывали мы и в Кеми и Рабочеостровске, не единожды посещали Беломорск, Петроглифы Залавруги, но вот южнее Беломорска берег Белого моря нам не был знаком. А эти места невероятно красивые и с очень интересной историей. Так, был принят план части пути на нашем очередном северном маршруте: «Едем по карельскому, поморскому Беломорью

Посёлок у 12-го шлюза ББК — начало маршрута Беломорск-Вирма-Сумский Посад-Колежма

Рукав реки Выг у 12-го посёлка ББК. Карелия
Рукав реки Выг у 12-го посёлка ББК. Карелия

Первоначально мы собирались выбрать точкой старта части этого маршрута город Беломорск. Однако, находясь ещё в Мурманске, так и не смогли найти ни одного варианта ночлега в этом городе. Карелия вся была забита летним, сезонным туристом.

Ну, не беда, решили мы, Беломорск нам хорошо знаком, он лишь техническая остановка на маршруте для ночлега. Поищем что-то рядом. Мы на машине, десяток лишних км или что-то около того для нас – вообще не проблема. Так нам, как оказалось потом, посчастливилось открыть для себя новую локацию, с аутентичным бытом и жильём.

Старинные прялки на веранде нашего дома. Посёлок при 12-ом шлюзе ББК
Старинные прялки на веранде нашего дома. Посёлок при 12-ом шлюзе ББК

Мы забронировали за очень приятную цену целый деревянный дом, на острове, между двумя берегами реки Выг. Жилище наше было прекрасно. Целых четыре отдельных комнаты-спальни, отделанных деревом, большая кухня-гостиная с настоящим, кирпичным камином (несмотря на лето, по ночам было не так и жарко и мы, для атмосферы, разжигали камин и сидели за вечерним ужином покачиваясь, как Холмс и Ватсон, в кресле-качалке). Так мы провели в этом доме два тихих и романтичных вечера и ночи. Отдохнув с комфортом с дороги из Мурманска, затем, вернувшись из Вирмы-Сумского Посада и Колежмы, отправились далее, на северный, карельский берег Ладожского озера.

Камин в гостиной нашего пристанища
Камин в гостиной нашего пристанища

Наше временное пристанище находилось в Посёлке при 12-ом шлюзе Беломорканала (при каждом из шлюзов канала существуют поселения, в которых проживают как те, кто обслуживает шлюз, их семьи, так и просто местные жители).

Окно веранды нашего дома в посёлке при 12 шлюзе ББК. Карелия
Окно веранды нашего дома в посёлке при 12 шлюзе ББК. Карелия

Прибыв накануне вечером в посёлок при 12-ом шлюзе ББК, переведя дух с дороги и переночевав, мы отправились следующим утром по намеченному маршруту в сторону Сумского Посада и Колежмы через Вирму.

Дорога до Вирмы

Нам пришлось сделать небольшую петлю, так как место нашего ночлега находилось в стороне от намеченного маршрута. Обычная карельская грунтовая дорога, по которой мы накануне добирались до посёлка, была легко нами пройдена, и мы въехали в Беломорск.

Грунтовка, ведущая к асфальтированному участку дороги на Беломорск от посёлка при 12-ом шлюзе ББК
Грунтовка, ведущая к асфальтированному участку дороги на Беломорск от посёлка при 12-ом шлюзе ББК

В самом городе, хорошо уже нам знакомом, было принято решение не останавливаться и мы прошли его транзитом. Миновав последние участки асфальта за 19-ым, последним, шлюзом Беломорканала, мы выехали на дорогу, ведущую на Колежму ( О 19-ом, последнем шлюзе ББК моя статья здесь:

Последний шлюз №19 Беломорканала

(Подробно о состоянии всей дороги от Беломорска до Колежмы можно прочитать в отдельной моей статье: Дорога на Лопский берег).

Погода радовала. Стоял тёплый погожий летний день. Дорога не преподнесла никаких сюрпризов, а подступающая к самым обочинам  карельская тайга, плотно сжимающая глухими стенами дорожное полотно, живописала природными видами.  По левую руку по ходу движения, за непролазной таёжной чащей, там, вдалеке – Беломе море. Его, на большей части дороги к Вирме (впрочем, и далее, южнее), почти не видать. Только в некоторых местах, у губы Куз, там, где впадает в море Кузрека у села Сухого, можно было отчётливо разглядеть узкую полоску морской глади.

От Беломорска до Вирмы около 30 километров. Встретив по дороге всего две-три машины (на встречном направлении и по пути, трафик здесь небольшой), вскоре мы въехали в Вирму. Старинное поморское село встретило нас деревянными куполами и главками православного храма, которые хорошо были заметны с дороги.

Немного истории…

Главки церкви Петра и Павла в Вирме. Карелия
Главки церкви Петра и Павла в Вирме. Карелия

Поморы и Поморье

Поморский берег или Поморье это первоначальное название южного и западного берега Белого моря. От устья реки Онега (ныне Архангельская область) до реки Кемь в Карелии. Однако со временем Поморьем стали называть более обширные территории, включая всё побережье Кольского полуострова от норвежской границы по берегу Баренцева к Белому морю, все прибрежные территории акватории Белого моря, двинское побережье и архангельские земли и часто даже включая и территорию Ненецкого автономного округа.

Впрочем, относительно массовое освоение этих земель славянами начиналось в те времена, когда земли эти были вотчиной Новгородской республики. А мощный импульс к колонизации этих территорий новгородцами (по мнению видного советского и российского историка, доктора исторических наук, профессора, ректора Поморского государственного университета В. Н. Булатова) мог быть дан в связи с нашествием Батыя и разорения им Южной Руси. Второй значимой волной колонизации этих северных территорий, послужило и бегство от опричнины Ивана Грозного. От разорения которой, впрочем, удалённость этого края, в целом, так и не уберегла.

 

 

Карельское разнотравие. Иван-чай у села Вирма
Карельское разнотравие. Иван-чай у села Вирма

Поморы. История субэтноса. Кто такие поморы

От первых народов и племён, дославянской колонизации и освоения Поморья сохранилась и до нашего времени топонимия. Например, Лопский берег или Лобская гора, с корнями «лоп» или «лоб» дошли до нас от одного из названий саамов – лопари, лопь.

Поморами же (поморцами), стали называть субэтнос, сформировавшийся в своей самобытности на побережье Белого и Баренцева морей, а также на побережьях северных рек: Мезени, Печоры, Онеги и Северной Двины, частично вытеснивший и ассимилировавшийся с местными коренными народами Севера (чудь, коми, вепсы, карелы, саамы, ненцы).

Так, смешение культурного и этнического состава населения Поморья способствовало неоднородности поморской культуры, которое ярко выражено в местных диалектах.

С некоторой оговоркой следует утверждать, что поморы — это потомки русских переселенцев, ассимилировавшихся с карелами и саамами. Так, в более поздние времена, с юга по реке Выг шел паломнический тракт на Соловки, и туда, в монастырь, веками шли паломники со всей России. Часть паломников и пришлых оставались здесь насельниками, трудниками. Так сформировывался некий симбиоз из множества национальностей. Образовавший впоследствии субэтнос поморов. Обрусевшую часть населения, для которого самым важным фактором существования стало море. Именно оно определяло жизнь людей в этих местах. И именно поморы говорят: «Море — наше поле».

Являясь этногеографической и этнорелигиозной группой русского народа, за время своего существования поморы выработали собственные религиозно-бытовые, культурно-бытовые и языковые (диалектальные) и прочие особенности. Отчасти ещё сохранившиеся в далёких уголках Русского Севера и сейчас. Ещё есть места, где можно услышать так называемый поморский диалект – поморскую говорю (ударение на второй слог), услышать передаваемые из поколения в поколение поморские сказки, отведать настоящую поморскую козулю (запечённая из теста фигурка, пряник) или увидеть лестовку древлеправославных поморских старообрядцев (лестовка – чётки дораскольной Руси).

Забор у церкви Петра и Павла в Вирме
Забор у церкви Петра и Павла в Вирме

«В досюльно-то время, во которы-то давношные леты…», как говрят и ныне в некоторых поморских селениях. Что значит: «Когда-то давным-давно….»

Вирма. История села

Давным-давно это было. Говорят, ещё в начале XII века пришли на виремские земли карелы, потеснив местное население – саамов. А позже уже и новгородцы потянулись в эти земли. Как и Сорока (сейчас Беломорск, о нём статья здесь:  О городе Беломорск, острове Сорока и бараньих лбах) стали эти земли вотчиной Марфы-посадницы (Марфа Борецкая, де-факто новгородская правительница, выступавшая за независимость Новгорода от Москвы, в результате поражения Новгорода во время московско-новгородской войны 1477—1478 годов, Новгород со всеми своими землями был навсегда присоединён Иваном III к Москве. Марфа-посадница была лишена всех своих вотчин, была увезена из Новгорода, приняла постриг и умерла в монастыре или была казнена).

Так, бывшие новгородские земли виремского берега Поморья перешли под московское владение и к Соловецкому монастырю. Сохранились документы (купчие и жалованные грамоты), датируемые 1459-ым годом, в которых упоминается о том, что некие Моисей Фёдорович и супруга его Наталья с детьми уступили свои земли по устью Вирмы Соловецкой обители.

 

 

Скворечники. Виды современной Вирмы. Карели
Скворечники. Виды современной Вирмы. Карелия

А из Писцовых книг «Обонежской Пятины» писца А. Лихачёва 1563 года следует, что: «В Вирме реки поставлена церковь ново после письма верховный апостол Пётр и Павел, а у церкви… деревня у Вирмы 1 двор дьяка, 1 двор пономарский, 1 двор монастырский… деревня на усть Вермы на Корзе, 17 крестьянских дворов,11 дворов бобыльских, 3 обжи…». Из чего следует, что уже к 16 веку была Вирма крупным поморским селением, здесь был церковный приход, а первым священником его был некто Иоанн Сорокин.

В сохранившихся письменных документах ХVI века сообщается о самом древнем на Поморском берегу, в Вирме, усолье (усолье – место добычи соли). В 1603-м году с виремских соляных варниц было продано 5959 пудов соли. К XVII веку в Вирме было уже три монастырские солеварни. Однако уже к XVIII они приходят в упадок, и жители Вирмы занимаются традиционным для здешних мест промыслом – ловом рыбы, боем пушного и морского зверя.

К концу ХIХ в в Вирме насчитывалось 70 дворов и 385 местных жителей. И если ещё в 30-ых годах 19-го столетия село было приписано к Сумскому приходу, то уже к концу восстановили в самостоятельный.  К началу ХХв. виремские промышленники имели 55-60 промысловых судов типа шняк и ёл.

История Вирмы после 1917-го года

После революции Вирма не избежала участи коллективизации. 21 октября 1929 года здесь был создан рыболовецкий колхоз «Труженик». Промысел рыбы осуществлялся традиционно как в Белом море, так и в Баренцевом. Добывали морские водоросли: фукус и ламинарию (морская капуста). Колхоз насчитывал 8 бригад, но в путину до 50 процентов рыбаков были женщины. В связи с этим, на время путины в колхозе открывались детские ясли (на 15 детей).

В годы Великой Отечественной войны многие мужчины Вирмы ушли на фронт. Женщинам села пришлось трудиться на лесозаготовках для фронта, уходя в лес не на одну неделю. В колхозе был организован детский сад. А дети среднего и старшего школьного возраста ходили на учёбу в интернат в Сумском Посаде. Матери, сёстры и дочери ушедших на фронт мужчин промышляли рыбу. На Оленьем острове была обустроена артель для укладывания сельди в бочки.

Вид на левобережье Вирмы с моста через одноимённую реку. Наше время
Вид на левобережье Вирмы с моста через одноимённую реку. Наше время

В посёлке работала изба-читальня, которая считалась лучшей на Поморском берегу. При ней работал стол справок, а вечерами виремцы собирались в избе узнать новости с фронта, почитать газеты и журналы или скоротать вечер за прослушиванием патефона.

Не прекращались в годы войны занятия в виремской начальной школе. К основным, общеобразовательным предметам приходилось детям изучать азы химической и противовоздушной обороны. В помощь фронту учащиеся собирали металлический лом, заготавливали кору для колхозных нужд, собирали грибы и ягоды. Девочки шили кисеты, воротнички, вязали рукавицы перчатки бойцам Советской Арми.

С окончанием войны в село вернулась мирная жизнь, но не все виремцы вернулись живыми с фронта. В память о погибших воинах-односельчанах в Вирме в 2005 году установлен памятный монумент. Здесь увековечены имена селян, сложивших головы в Зимнюю войну 1939-40гг. и в Великую Отечественную.

Монумент павшим селянам в Вирме. Карелия
Монумент павшим селянам в Вирме. Карелия

К 1950 году в Вирме насчитывалось 98 дворов и 295 человек, постоянно проживавших в селе. В колхозе «Труженик» числилось: МТФ (молочно-товарная ферма), ОТФ (овцетоварная ферма), имелась коневодческая ферма, коровник, телятник, 3 рыбацких стана, свой радиоузел и силосная башня. К колхозным полям было приписано около 495 га земли. На селе работала своя восьмилетняя школа, детсад, клуб и медпункт.

К концу ХХ века Вирму постигла участь многих наших российских сёл. Колхоза здесь сейчас нет, как и какой-либо активной сельской жизни. Из постоянно проживающих на селе осталось всего несколько человек. Но деревня не умерла. По ухоженным домам видно, что жизнь здесь течёт своим чередом. Правда в домах этих всё больше проживают те, кто родился тут, уехал в город, а возвращается в родные места время от времени. А также часть домов теперь – это дачи.

Дом селянина в Вирме
Дом селянина в Вирме

Легенда Вирмы. Немецкая Щелья

Как и у любого старинного села, и у Вирмы есть своя легенда. Которая передаётся жителями из поколение в поколение, из уст в уста. Рассказывают, что в те времена, когда на берега Русского Севера повадились шведы с набегами (осенью 1952 года в результате этих рейдов был сожжён Печенгский монастырь, разграблены окрестности Колы, разорены земли от Ковды и Керети до Вирмы и Сухого Наволока), пришли иноземцы и в Вирму.

Разорены и пожжены как государсшвенные, так и монастырские ваіости до Сумского острога; соляные варницы, хлеЬные магазины, рыбные ловли, лошади и весъ скот истреЬлены; многие крестьяне отведены в плен, а храмы Божии были ограблены ы сожжены до основаиия…

писал об этом Досифей, Архимандрит Соловецкого монастыря.

Пришедшие в Вирму немцы (в те времена иноземцев называли «немцами»), разграбили церковь. А после грабежа расположились в поле неподалёку – добычу делить. И появилась над головами разбойничьими огромная чёрная туча. И разразился гром и разверзлась туча. И выпал из тучи огромный чёрный камень-скала и обрушилась она на головы немцев. И накрыла всех до единого. Да только одна нога в сапоге торчать осталась. Да и та окаменела. А местные жители прозвали ту скалу Щельей Немецкой.

Такая вот легенда…

Вирма. Фотоотчёт. Виды Вирмы. Что посмотреть

Главная архитектурная доминанта виремская – старинный русский храм. Церковь Петра и Павла. При въезде в село со стороны Беломорска увидели мы её главки практически сразу. По левую сторону от дороги. Так, въехав в село, мы и отправились к храму и наше знакомство с Вирмой началось именно с этой уникальной местной достопримечательности.

Узкая грунтовая дорожка шла мимо памятного обелиска селянам-героям, сложивших свои головы на фронтах Зимней и Великой Отечественной войны:

Воинский мемориал в Вирме. Карелия
Воинский мемориал в Вирме. Карелия

 

Памятный обелиск в Вирме
Памятный обелиск в Вирме

На пустыре у дорожки — одинокий мальчик, жонглирующий футбольным мячом:

Виремский футболист
Виремский футболист

От главной дороги, транзитом идущей из Беломорска на Сумский Посад и Колежму через Вирму, до храма идти совсем ничего. Частично закрытый с дороги высокими и густыми карельскими елями, стоящий на краю деревни, храм открывается полностью, неспешно, как размеренный ход и уклад жизни на русском севере, с неброской, неяркой, но настоящей и сдержанной красотой:

Дорожка к храму Петра и Павла в Вирме. Карелия. Поморское Беломорье
Дорожка к храму Петра и Павла в Вирме. Карелия. Поморское Беломорье

Обойдя лесную завесу, зелёной ширмой скрывающей весь архитектурный ансамбль храма, мы оказались у его подворья.

Церковь Петра и Павла в Вирме

Вирма. Поморский берег. Карелия. Россия. Церковь Петра и Павла
Вирма. Поморский берег. Карелия. Россия. Церковь Петра и Павла

Петропавловская церковь в Вирме датируется 1625-м годом постройки (на одной из стен храма прикреплена табличка о дате строительства и о том, что церковь эта относится к памятникам архитектуры государственного значения). 

Табличка на стенах церкви
Табличка на стенах церкви

Архитектурное решение и материал постройки (дерево) – привычен для Русского Севера, однако относится к особому типу «кубоватых храмов». Центральное строение храма – четверик – с навершием в виде пятиглавого куба, своеобразное покрытие в виде невысокого пологого шатра с изогнутыми по килевидной кривой гранями, в вершине которого установлена центральная глава, а на ребрах – четыре боковых. С восточной стороны к четверику храма примыкает пятистенный алтарь, перекрытый бочкой, а с запада – трапезная и сени.

Пятистенная алтарная часть Петропавловской церкви
Пятистенная алтарная часть Петропавловской церкви

Главки на кубе:

Пятиглавый куб церкви в Вирме
Пятиглавый куб церкви в Вирме

Есть мнение, что одна из причин, по которой строились храмы Русского Севера в таком замысловатом решении (покрытие храма и куб и шатёр, некий симбиоз стиля), – это известное запрещение патриархом Никоном строить шатровые храмы (запрещение во время Раскола Русской церкви).

Вот как Академик И.Э. Грабарь описывал этот архитектурно-строительный период:

Отказаться окончательно и навсегда от шатра, слишком заветного и дорогого для северянина, строители были не в силах, и с половины XVII века заметно лихорадочное искание новых форм, так или иначе напоминающих и заменяющих шатер. Уже и бочечно-шатровые формы были заметной уступкой упорному давлению, шедшему из Москвы, но все же шатер был до известной степени спасен ценою пятиглавия. «Куб» явился еще более ловкой подменой шатра, окончательно усыпившей недреманное око взыскательных архиереев.

Косвенное подтверждение данного предположения исследователи находят в религиозных и культовых постройках (в церквях и храмах) того времени. К примеру, утраченная сейчас церковь Параскевы Пятницы в селе Шуерецком (Беломорский район), построенная в 1666 году, имела только одну главку, венчавшую вытянутый вверх куб, издали напоминающий шатер.

Кубоватая архитектура Петропавловской церкви
Кубоватая архитектура Петропавловской церкви

Наряду с Карельским Поморьем, кубоватые храмы получили распространение в районах среднего и нижнего течения реки Онеги и в Каргополье (Архангельская область). А по своему внешнему облику Петропавловская церковь близка к церкви Вознесения в селе Кушерека (1669 г.) и церкови Климента в селе Усть-Кожа – Макарьино (1695г.) Онежского района Архангельской области.

Эта, сохранившаяся до наших дней, церковь Петра и Павла в Вирме была выстроена в 1625 году на месте существовавшей до неё ранее.

Фото деталей архитектуры Петропавловской церкви

Какой была изначально церковь Петра и Павла, упоминаемая писцом А. Лихачëвым в Писцовых книгах «Обонежской Пятины», как долго она смогла бы просуществовать – сейчас неизвестно. Конец XVI века принёс тяжёлые испытания Русскому Северу. С 1578 по 1611 годы шведы трижды пытались захватить Сумский острог (Сумский Посад находится чуть южнее Вирмы), грабя и сжигая на своём пути все поморские селения. Не обошла эта печальная участь и Вирму, и виремскую церковь.

Так, на месте старой, уничтоженной «немцами» церкви, в 1625 году была установлена церковь, сохранившаяся до наших дней.

Детали главок виремской церкви
Детали главок виремской церкви

К концу XVIII века был достроен притвор со входом и трапезная. Частично сохранившийся иконостас считается ровесником храма или датируется более поздним временем, на этот счёт единого мнения историографов нет.

В 1842 году Петропавловская церковь была «обшита тесом и окрашена вохрою», а в 1874 году перекрашена

«с белилами и внутри обита приличными обоями». В 1893 году «северная сторона церкви снаружи и внутри обита тесом и выбелена, а в сем 1894 году усердием прихожан иконостас позолочен и св. иконы вычищены и покрашены лаком».

В 1906-09гг. храм вновь обшили снаружи и внутри, что было вызвано полной перестройкой старой трапезной. Были перестроены: крыльцо, а под здание церкви был подведëн фундамент с заменой венцов и ещё раз стены были побелены поверх обшивки.

Стены Петропавловской церкви в Вирме
Стены Петропавловской церкви в Вирме

Наружные стены храма выполнены из бревен диаметром 35-40 см. А внутренние стены стëсаны. В настоящее время следов окраски не сохранилось.

К нашему сожалению храм был закрыт и внутрь мы не попали. Увы. Однако и снаружи вид  этого удивительного памятника русского деревянного зодчества по-настоящему впечатляет.

Детали алтарной пристройки церкви
Детали алтарной пристройки церкви

Подобная архитектура – артефакты, свидетели времени нашей истории, истории Русского Севера, истории Поморья.

Старинная кованая петля. Кажется веточка вербы оставлена в ней кем-то ещё с Вербного воскресенья:

Дверная петля
Дверная петля

Петропавловская церковь на фоне сурового северного неба:

Вирма. Карелия. Храм Петра и Павла
Вирма. Карелия. Храм Петра и Павла

Осмотрев уникальный храм и сделав несколько фото на память, мы отправились осматривать саму Вирму.

Декоративные орнаменты в архитектуре Петропавловской церкви в Вирме
Декоративные орнаменты в архитектуре Петропавловской церкви в Вирме

Как выглядит Вирма сейчас

Село Вирма расположено по обе стороны одноимённой реки. Через реку наведён деревянный мост (дорога от Беломорска на Колежму проходит по самой Вирме и идёт через этот мост):

Деревянный мост в Вирме
Деревянный мост в Вирме

На мосту табличка, что прыгать с моста запрещено из-за старых ряж (свай), которые остались в воде от старой переправы:

"Купаться запрещено"
«Купаться запрещено»

С моста открываются живописные виды на русло реки Вирмы. Вверх по течению:

Правобережье Вирмы вверх по течению реки
Правобережье Вирмы вверх по течению реки

И ниже, в сторону Белого моря:

Левобережье реки Вирмы. Вирма. Карелия. Поморье. Вид в сторону Белого моря
Левобережье реки Вирмы. Вирма. Карелия. Поморье. Вид в сторону Белого моря

Однако само море лишь только угадывается вдалеке, на горизонте.

Мы оказались в Вирме во время отлива Белого моря. И находящаяся в устье деревня оголилась глинистыми берегами реки. По берегам от каждого двора к реке проложены деревянные сходы, у которых привязаны рыбацкие лодки.  У каждого из таких мостков – торчащие из речного прибрежного ила вешки. Селяне привязывают к ним шланги насосов, которые качают в дома воду. В силу близости устья реки к морю, отливы и приливы значительно опускают и поднимают в реке уровень воды. Чтобы вода, которую качают местные жители из реки не заиливалась, с помощью таких вешек выносится шланг подальше от берега, на глубину.

Отлив в устье реки Вирмы
Отлив в устье реки Вирмы

На мосту через реку мы повстречали пару селян. С которыми немного пообщались, поговорили «за жизнь», о том, о сём, о том, как живётся сейчас виремчанам. Местные жители поведали нам, что из всех старинных построек в Вирме на сейчас остались только церковь Петра и Павла, один из деревянных домов у самой реки, да каменные останки бывших солеварен. Останки виремского усолья сохранились на правом берегу деревни, ближе к беломорскому побережью. Впрочем, как сказали селяне, особо там смотреть нечего и мы прислушались и не пошли на поиски этих артефактов.

Вирма. Мальчик на деревянных мостках
Вирма. Мальчик на деревянных мостках

Особенности планировки деревни

Не сложно заметить, что большинство домов в Вирме стоят возле самой реки, а вся деревня вытянулась вдоль её русла. Почти у каждого дома, на берегу – лодка. Местные жители, как и их предки, ходят за рыбой в море. Море – важное, основное и самое значимое в жизни помора.  И, несмотря на то, что из постоянных жителей в Вирме осталось чуть более десятка человек, даже те, кто приезжает сюда лишь в дачный сезон или время от времени, от сезона к сезону, также, как и испокон веку в этих краях – ходит в море.  Без моря здесь – никуда.

Вирма
Вирма

Вдоль реки, на улочках деревни – типичные для Севера дощатые тротуары:

Дощатые улочки Вирмы
Дощатые улочки Вирмы

Вирма не вымерла, не опустела. Разве что нет той активной и самостоятельной и аутентичной жизни, что была здесь ранее. Однако жизнь идёт своим чередом и Вирме она не утихла…

На улочках современной Вирмы. Карелия. Поморский берег
На улочках современной Вирмы. Карелия. Поморский берег

Так состоялась наше знакомство с первым старым селением карельского Поморского берега. Пора было собираться обратно. Нас ждал Сумский Посад.

Юный виремский селянин на велосипеде
Юный виремский селянин на велосипеде

Новые, современные дома в Вирме:

Современная Вирма
Современная Вирма

Жизнь в деревне продолжается:

Вирма сегодня
Вирма сегодня

Прощальный взгляд на величественную церковь Петра и Павла, пора в путьдорогу:

Петропавловская церковь в Вирме. Карелия. Поморье
Петропавловская церковь в Вирме. Карелия. Поморье

Россия. Карелия. Поморский берег Белого моря. Вирма. Продолжение следует…

Оставить комментарий или подписаться на обновления сайта можно ниже (декстопная версия сайта) 

Подписаться  на новые статьи на  сайте:

Личная страничка автора в ВК: romahram

 

About Drunky

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.